Блок Александр Александрович
Блок Александр Александрович
1880-1921

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (8)


"Пяст В.А. Из книги "Встречи""
Блок Александр Александрович - Рефераты - "Пяст В.А. Из книги "Встречи""

ВОШЕЛ В КРУГ

 
   В первое, или во второе, январское воскресенье в числе других дневных гостей в квартире "дома Мурузи", т. е. у Мережковских, - был Александр Блок.
   Я описал свое впечатление от этой первой встречи с ним в своих "Воспоминаниях".
   Записал там и то скромное благородство, с которым он вступил в спор с влиятельным в литературном мире лицом по поводу стихов отсутствовавшего тогда поэта. Дело касалось последнего стихотворения Бальмонта.
   Один умерший теперь поэт, к которому Блок относился без сочувствия и всегда утверждал, что он, Блок, его не понимает, - этот поэт, несмотря на это, всегда отмечал у Блока, как наиболее характерный его человеческий признак, - благородство; говорил, что Блок - воплощение джентльмена и, может быть, лучший человек на земле.
   Да, Блок выискал в этом, действительно же, банальном стихотворении - выискал сейчас же нечто хорошее - прекрасную сторону:
 
   О, Елена, Елена, Елена...
   Ты и жизнь, ты и смерть кораблей...
 
   Именно ее и выдвинул на первый план, а не банальное начало. "Рыцарь с ног до головы", Блок и не мог иначе поступить, раз Бальмонта тут не было, раз брань по его адресу раздавалась за глаза...
   В течение этой весны 1905 года я еще раза два, может быть, встретился с Блоком, здоровался; но собственно "настоящее" знакомство началось с осени. За весну гораздо ближе мне довелось познакомиться с приехавшим из Москвы - вот уж не помню, 9-го января или в следующее воскресенье (у Андрея Белого в "Воспоминаниях" это указано точно, - а моя тетрадь с записями того года для меня погибла), с другим, носившим еще студенческую форму предметом моего восхищения, - с этим самым Андреем Белым.
   Но в салоне были и еще несколько студентов, и все в сюртуках. "Литературные студенты" в те годы обыкновенно носили длинные сюртуки, а не тужурки. Иногда - довольно щеголеватые; но какая-нибудь деталь: плохо вычищенный, а иной раз и просто "просящий каши" сапог или ботинок, выдавал принадлежность каждого из них "к богеме", а не к "белоподкладочникам".
   Эти студенты были: тогда - философ, впоследствии же оказавшийся не только кельтистом и романистом, но и видным шахматистом (как странно было бы мне, питавшему пристрастие, - и страшно стыдившемуся этого пристрастия в литературных кругах, - к этой игре, - как странно чувствовал бы я себя в тот день, если бы я каким-нибудь чудом услышал или узнал о будущем Александра Александровича!) - А. А. Смирнов, в то время уже известный мне как поэт, автор двух (и кажется - вообще напечатавший только эти два стихотворения) прекрасных вещей (из сборника "Гриф"):
 
   В моих жилах течет кровь библейских царей;
   В моих жилах течет кровь библейских пророков,
   И звучат голоса неотступных намеков...
 
   И другого:
 
   Искуситель черный Мара,
   Создал мир из ничего...
 
   Другой из этих студентов был - уже тогда ближайший друг Блока, рыжий, голубоглазый, - столь поздно открывший и утвердивший себя как детский писатель Е. П. Иванов.
   А третий - прихрамывавший, косивший, - но необыкновенно вместе с тем красивый, с большой, черной вьющейся, но отнюдь не напоминавшей дьяконовскую, шевелюрой, - с пронзительным взглядом косых своих черных глаз, - вот этот, уже называвшийся мною, Леонид Семенов.
   В этом месте мне хочется сделать маленькое отступление. К числу литературных студентов той поры принадлежали еще трое: Н. В. Недоброво, Н. П. Ге и Д. Н. Фридберг; оба последние
   - так же как и ранее названные, были тоже сотрудниками "Нового пути". Недоброво был несколько моложе. Он и Ге долгое время были друзьями; оба они умерли; о Ге - довольно много записей в дневнике Блока; о Недоброво мне придется рассказывать.
   Д. Фридберг тогда уже вступал на несколько иной путь (как, впрочем, и Леонид Семенов) - на путь политики. После долгого пребывания в ссылке Д. Фридберг решительно бросил поэтическую деятельность. Я его, пока он был поэтом, знал только заочно. Но - как редкую вещь любил - и до сих пор люблю его замечательное стихотворение, простотою контраста достигающее высшего художественного эффекта и начинающееся так:
 
   Пойдем в собрание людей,
   Одежды темные наденем...
 
   Последних трех в то воскресенье в "салоне" Мережковских
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>>

Блок Александр Александрович - Рефераты - "Пяст В.А. Из книги "Встречи""


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"